Возможен ли крах Голливуда?

0
3144

 

 

 

Многие люди, включая тех, кто не особо следит за фильмами, отметили некий сдвиг в киноиндустрии, произошедший за последнее время. Но, я думаю, большинство из них не объяснит, что это за сдвиг. Люди жалуются, что кинотеатры заполонили блокбастеры, и при этом лишь парочке хороших лент хоть сколько-то удается заработать в прокате.
Выпуск фильмов дорожает
Проблема не видна обычному зрителю, но ее ощущают те, кто работает в самой киноиндустрии. Вот как можно ее в целом описать: все же знают про игры на фондовой бирже и об ухудшающемся качестве услуг в США. Цена американского доллара падает благодаря инфляции, люди теряют работу, цены на хорошее жилье и продовольствие повышаются. Но при этом кое-кто наверху продолжает делать деньги. Чтобы заработать большие деньги, приходится вкладывать много денег. И эти суммы продолжают увеличиваться.
В кино та же ситуация, только надо заменить глав крупнейших корпораций на продюсеров супергеройских фильмов. В 2013 году Стивен Спилберг заявил, что в киноиндустрии происходит застой и нельзя допустить ее разрыва изнутри. Также он предсказывал, что в ближайшие годы многие дорогие блокбастеры (с бюджетом более чем $250 миллионов) ждет провал. Это испортит индустрию, которую ничего не интересует, кроме заработка денег.
Вы спросите: «А что плохо в том, что киноиндустрия зарабатывает деньги? Да, супергеройские фильмы получают миллиарды, но ведь остается еще множество крупных лент с приличным бюджетом. Они ведь получают свою солидную долю с проката, верно?»
Нет, не верно. Если проанализировать последние пять лет, а также посмотреть, какие фильмы выйдут в ближайшие годы, то можно понять, что ситуация ухудшается еще сильнее. Позвольте мне объяснить свой вывод: типичный бюджет среднего голливудского блокбастера составляет $300 миллионов. Наиболее успешные франшизы (например, фильмы Marvel и «Трансформеры») собирают по одному миллиарду долларов в мировом прокате. Когда вы на создание фильма потратили от 150 до 250 миллионов, и эта сумма обычно удваивается из-за рекламы и дополнительных расходов, то вы рассчитываете за год заработать как минимум полмиллиарда.
Главное правило проката: заработать сумму, которая как минимум в два раза больше потраченного на нее бюджета. Только тогда вы получите какую-то выгоду. Например, если вы израсходовали на создание и рекламу фильма «Бэтмен против Супермена» почти 450 миллионов, а он в мировом прокате заработал почти 900, то получается, что вы еле-еле отбили свои расходы.
Все голливудские фильмы можно условно разделить на три вида. Во-первых, самые высокобюджетные фильмы. Их создатели рассчитывают собрать в домашнем прокате, то есть в США и Канаде, не менее $350 миллионов. Но удается это, как правило, не более чем пяти фильмам в год.
В средней категории находятся фильмы с меньшим, но все еще большим бюджетом — от 50 до 100 миллионов. Их авторы планируют если не получить миллиард долларов в мировом прокате, то хотя бы попасть в милую среднюю категорию по сборам – 100-300 миллионов в домашнем прокате. Каждый год мы видим около 50-100 подобных фильмов, которые и занимают основное место в кинотеатрах. Но в последние годы их бокс-офисы обычно разочаровывают.
Наконец, в самом низу располагаются дешевые независимые ленты и один-два средних фильма, которые провалили основной прокат. Они хотят получить более 100 миллионов в американском и канадском прокате.
Но этот тренд очень быстро перестал быть актуален. Мне кажется, 2016 год стал началом крушения устоявшейся голливудской системы. И негативные последствия этого краха мы еще увидим в 2020-х годах. Во-первых, фильмы средней категории практически перестали окупаться: в 2015 году таких лент было 7, в первой половине 2016-го – всего 1.
Во-вторых, фильмы самой дорогой категории почти перестали приносить прибыль. Обычно их сборы примерно равны затраченным на них бюджетам. Со стороны это кажется нормальным, но кинокомпании взирают на такое положение вещей с большой печалью.
Сегодня фильмы стоят гораздо дороже, чем раньше. На производство и рекламу кинопродукции тратятся большие суммы, а возвращается лишь малая часть затрат. Ситуация стала настолько непредсказуемой, что напоминает игру на бирже.
Но почему стало так дорого снимать фильмы и показывать их? Есть два основных фактора, повлиявших на дороговизну кинопродукта, причем они не связаны с созданием спецэффектов. Наибольшее влияние оказала конкуренция, которая, как известно, является основой капитализма. А две главные статьи расходов – это актеры и реклама. Многие блокбастеры тратятся на знаменитых актеров, чтобы привлечь зрителей в кино. Люди готовы платить, чтобы увидеть своих кумиров.
К примеру, бюджет «Первого Мстителя: Противостояние» — 250 миллионов. Из них 40 миллионов заплачены за лицо Роберта Дауни-младшего. И у «Противостояния» огромный актерский состав, там дюжина протагонистов. Практически все завязано на рекламе. Выход фильма представляют как большое событие, чтобы люди понимали — это то, что они обязаны увидеть. Оторваться от дивана и прийти в кинотеатр для получения полного спектра ощущений. Это же является причиной успеха фильмов в формате 3D.
Остальные расходы идут на уловки, чтобы затащить зрителя в кинотеатр. И это сложно, поскольку конкуренция растет. Недавний ренессанс телевидения, онлайн-кинотеатр Netflix и Интернет в целом сделали развлечение не только более доступным, но и более личным. Netflix известен тем, что предоставляет доступ к просмотру сотен лент. У телевизоров есть функции записи и личного просмотра. Традиция собираться всей семьей по вечерам перед экранами, чтобы посмотреть новую серию какого-то шоу, сегодня практически вымерла. А еще нельзя забывать об интернет-пиратстве, то есть, по сути, воровстве. Вы получили продукт незаконно, но вы знаете, что вам за это ничего не будет.
В общем, сегодня человеку можно и не ходить в кинотеатр, чтобы увидеть сам фильм. Все, что вы захотите, вы можете посмотреть на своем компьютере или телефоне. Очевидно, что эту ситуацию уже нельзя изменить. И не имеет значения, сколько раз Дэвид Линч будет ругаться по этому поводу.
Посещаемость кинотеатров падает
Интернет дал жизнь таким вещам, как YouTube и Amazon, которые имеют полный доступ к сотням часов уникального контента. И в конечном итоге, несмотря на большие цифры бокс-офисов, количество постоянных посетителей кинотеатров резко уменьшилось. Именно поэтому сегодня сходить в кинотеатр стоит так дорого. Он же получает доход в размере 50% от суммы проданных билетов. Остальное идет студиям и прокатчикам.
Большую же часть денег кинотеатры получают с продажи дополнительных услуг, а раз уменьшается количество людей, покупающих попкорн в кино, то и кинотеатрам приходится повышать цену на билеты, чтобы восполнить потери. И те усилия, которые студии прилагают, чтобы люди пошли на их фильм, кинотеатры вряд ли учитывают. Эта практика ужасна и с недавнего времени начинает проваливаться, потому что это больше способ изменить бизнес-модель, нежели сам рынок.
Современное телевидение и Netflix делают свою работу хорошо, потому что они фокусируются на сотнях разных целевых аудиториях — больших и маленьких. Даже самые популярные сегодня телешоу не могут переплюнуть по количеству зрителей шоу восьмидесятых и даже девяностых. Потому что с хорошей доступностью, новыми идеями и своими вкусами телеиндустрия быстрее подстраивается под новые типы потребителей. Вот поэтому мы сегодня имеем сотни телеканалов, а не пятьдесят, как это было 20 лет назад.
Netflix же капитализировал это идеально, основываясь на потоковом вещании. Большинство людей в Интернете предпочитают получать что-то почти даром. Несмотря на то, что выбор в «Нетфликсе» довольно ограничен, он очень хорошо балансирует между разными рынками, из которых можно выбирать. Особенно среди сериалов. А вместо того, чтобы рисковать, узнавать вкусы зрителей, пробовать что-то новое или корректировать качество самого производимого продукта, Голливуд лишь повышает цены на билеты и делает то, что работало раньше, но перестало работать сегодня.
Если вспомнить все недавние оригинальные фильмы, создается впечатление, что Голливуд просто выбрасывает деньги на авантюры без какой-либо причины. Вот поэтому в одну и ту же неделю мы узнаем, что на фильм по игре «Тетрис» выделили $80 миллионов, но при этом Мартин Скорсезе ищет спонсоров на свой следующий гангстерский фильм, хотя его предыдущая лента получилась весьма успешной. И Стивен Спилберг, который, по сути, и изобрел жанр «блокбастеры», имеет проблемы с финансированием всех своих последних фильмов. Ему даже пришлось продать права на «Линкольна» на HBO, чтобы заработать.
Режиссер Стивен Содерберг в своей речи на международном кинофестивале в Сан-Франциско указал не только на проблему со средними фильмами, о которой мы говорили ранее. Он также отметил, что большая часть зрителей ненадежна, их поведение зачастую невозможно предугадать. Всегда есть множество идей, которые кинокомпании могут предложить зрителям. Иногда эти идеи попадают в цель, иногда — промахиваются. По словам Содерберга, кинобоссы, которые выбирают из таких идей, обычно ничего не понимают в фильмах. Они не понимают, почему люди хотят видеть Джонни Деппа, который дурачится в роли пирата, но не хотят смотреть, как он дурачится в роли индейца.
Единственным исключением здесь является компания Disney со своими дочерними студиями. В первом полугодии 2016-го пять фильмов заработали в домашнем прокате более 300 миллионов. И четыре из них сделал именно «Дисней». Это произошло благодаря тому, что они знают, что хотят люди. Возможно, «Дисней» — это всего лишь очередная корпорация, удовлетворяющая потребности тупой массы. Однако видно, что ею управляет команда творцов и режиссеров, которые понимают эту тупую массу. Это отличает ее от других студий, руководство которых гадает, что будет популярно, и обычно не угадывает.
Если говорить о дешевых и средних фильмах, то их вполне можно посмотреть на DVD или в Netflix’е. Но самые дорогие блокбастеры, в которые благодаря рекламе хочется погрузиться с головой и которых выходит всего четыре-пять в год, они захотят увидеть именно на большом экране. И за это зрителей не стоит винить. Винить их надо за то, что они голосуют долларом за подобные фильмы. И тут они поступают очень глупо.
Итак, предсказание Спилберга о том, что Голливуд может разорвать изнутри, на данный момент уже сбывается. В послевоенное время произошел беби-бум, и появилось первое поколение американцев, которое массово пошло в колледжи. Старый Голливуд их уже не устраивал. Они предпочитали фильмы новой французской волны, Японии и спагетти-вестерны, которые резко отличались от классического Голливуда. Этот интерес заставил американские студии выпускать постмодернистские и более сложные картины.
Большие голливудские фильмы поздних 1960-х проваливались в прокате, и чтобы вновь привлечь зрителей индустрия нуждалась в свежей крови для создания так называемого «нового Голливуда». Это породило появление режиссеров-инноваторов, таких как Стивен Спилберг. Ирония в том, что его методы работы, которые Голливуд долгое время отказывался принимать, но все же принял, и теперь они считаются традиционными, и являются причиной нынешнего краха.
Когда-нибудь наступит момент, когда цены на билеты будут слишком высокие, или студии потеряют так много, что их боссам ничего не останется, кроме как перестраивать всю систему киноиндустрии. В отличие от предыдущей революции — главным здесь будет то, что благодаря развитию технологий изменения в первую очередь коснутся не того, какие истории будут рассказываться в фильмах, а того, как они будут рассказываться. И эти изменения могут привести к тому, что кинотеатры окажутся ненужными.
Нет, я не думаю, что кинотеатры полностью исчезнут. Существует такая вещь, как ностальгия. Поэтому они могут оказаться в том же положении, в котором сегодня оказался винил. Но я не думаю, что они будут иметь хоть какое-то влияние на киноиндустрию через двадцать или даже десять лет. Честно говоря, какая-то часть меня печалится по этому поводу. Я люблю ходить в кинотеатр, в этом я вижу что-то магическое.
И в некоторой степени я согласен с Дэвидом Линчем, который считает, что лучший способ смотреть фильм – занять кресло перед большим экраном. На каком-то личностном уровне я это чувство начал замечать и у других людей. И с этим вряд ли что-то можно поделать, поскольку это тот выбор, который сделало человечество. Я не хочу здесь размышлять о том, исчезнет ли Голливуд в том виде, в каком мы его знаем, когда кинотеатры почти полностью отомрут. Я не хочу думать о том, хорошо это или плохо. Наверное, все-таки плохо, но мое мнение разделяет меньшинство.
Голливуд давно превратился в огромную корпоративную систему. Если этой системы не станет, то это будет потеря, но не такая серьезная, как, например, потеря системы медицины или образования. Никто не умрет от краха Голливуда. Единственные люди, кому это не понравится, — это придирчивые киноманы типа меня, а также всякие Квентины Тарантины и Дэвиды Линчи, которым не все равно.
Конечно, я вижу, что многие люди жалуются на то, что делает Голливуд. Но в общем и целом всех все устраивает. Никто не спорит с тем, что Голливуд отупел, но это в основном наша вина, зрителей. Если я захочу посмотреть «Кунг-фу Панду», то я скачаю этот мультфильм себе на ноутбук. А идти в кинотеатр? На очередных «Трансформеров»? Да сколько можно! Они их уже пять штук наклепали. Когда уже Бамблби, наконец, врежет дуба, чтобы мы могли немного поплакать над его останками? Впрочем, эту сцену я предпочел бы посмотреть в кинотеатре.

Автор: inter-press (admin)

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.